Бангкок — город тысячи эмоций

Бангкок с террасы Baiyoke Sky


Любопытство. Я еду по Таиланду в небольшом автобусе. Вот мы въезжаем в Бангкок. Каким он будет? Виднеются небоскребы и трехэтажные дорожные развязки. Я знаю, что здесь живет 15 миллионов людей. Подумать только, целых 15 миллионов. Говорят, здесь куча торговых центров: как шикарных, с магазинами самых известных мировых брендов, так и бюджетных, с кучей поддельных под те же дорогие бренды товаров. А еще говорят, что здесь есть с прекрасными храмами и удивительной красоты Дворец. Я хочу все это увидеть.

В Таиланде левостороннее движение. А бетонные столбы на заднем плане — это и есть колонны, которые поддерживают многоэтажные дорожные развязки и пешеходные надземные переходы.

Восторг. «Ваш номер на 34-м этаже. Завтрак на 77-м. И не забудьте подняться на обзорную площадку на 84-м. Нашим гостям особенно нравится вид на Бангкок ночью». Я забираю электронный ключ от номера и пытаюсь разобраться с лифтами. Их здесь несколько линий. Первые четыре едут до 18-го этажа, следующие четыре с 18-го до 40-го, следующие четыре уже с 40-го до еще какого-то и так далее, вплоть до 84-го. Я живу в самом высоком отеле города – Baiyoke Sky. Хотя и без него здесь небоскребов хватает. Из моего номера видны высокие здания с площадками для вертолетов на крышах и даже с бассейнами. На некоторых крышах раскинулись целые сады. Кажется, это город живет в небе. Говорят, на несколько этажей ниже есть поле для гольфа, и даже собственный фруктовый рынок. Скучать в отеле точно не придется. Но я очень уставшая от переезда, поэтому ложусь спать.

Восхищение. Просыпаюсь рано и иду завтракать на 77-й этаж. Здесь много гостей из Китая, Японии и Индии, также много арабов, поэтому европейский завтрак представлен лишь яичницей с сосисками. Не люблю сосиски, но придется есть на завтрак то, что здесь есть. Оглядываюсь вокруг. Вот молодая пара из Японии. Одеты очень ярко: у него какие-то красные шорты и футболка с непонятными мне иероглифами, у нее – ярко-зеленое короткое платье, белые гольфы и довольно большой зеленый бант в волосах. Она ест мисо суп, а он — японские онигири, обмакивая их в какой-то соус. Дальше сидит китайская семья: папа, мама, и двое пухленьких малышей. Детвора уплетает вонтоны (что-то типа китайских пельменей).

Больше всего места занимает семья из Индии. Мужчина в кремовых брюках и белой рубашке со стоячим воротничком; женщина в традиционном сари красного цвета; с ними еще одна женщина в сальвар-камиз (традиционный костюм из легких длинных брюк и удлиненной рубашки с коротким рукавом) фиолетового цвета, а с ними еще две девочки лет 10-13-и, одетые больше по-европейски: джинсовые юбки и какие-то футболки. Семья ест рис кари, закусывает его индийскими ротти, приправляя все это чатни.

В ресторан входит арабский шейх. Откуда я знаю, что он шейх? А я и не знаю. Однако одет он в классический деловой костюм и белую рубашку, а сопровождает его женщина в черном хиджаби, по краям украшенном кристаллами сваровски. Ее длинное закрытое платье из непревзойденного черного шелка украшено все теми же сваровски на рукавах и подоле. Когда она ступает, я замечаю красные лабутены, а когда она накладывает в свою тарелку фуль (густое пюре из фасоли), я обращаю внимание на невероятной красоты браслеты, колечки и часы на ее руках. Мои руки начинают чесаться и тянуться к фотоаппарату, поскольку эта арабская модница, эти индийские женщины с браслетами на ногах, эти молодые японцы, словно из аниме, просто должны быть на фото, но нет, это не вежливо. Поэтому я сижу у окна, любуюсь Бангкоком с высоты 77-го этажа и этими людьми.

Волнение. Вооружившись картой города и своим неизменным спутником интересных приключений – фотоаппаратом, я спускаюсь на первый этаж. Сейчас начнется мое путешествие по Бангкоку. Дышать становится тяжелее, сердце стучит быстрее, а уши почему-то заложило. Это волнение? Возможно. А может это просто скоростной лифт.

Улицы Бангкока
Улицы Бангкока
Разочарование. Вот я и ступаю на землю. И вся красота футуристических небоскребов и трехэтажных дорог отсюда исчезает. О, Боги! Это не город, это какая-то помойка. Здесь жарко, нет, даже душно. Людей много, словно муравьев. Ты идешь по тротуару, тесно прижавшись к массе незнакомцев так, словно в переполненном вагоне метро в час-пик.

На улицах что-то жарят. На тротуарах что-то продают. Через полиэтиленовые крыши торговых палаток не видно не то, что неба, даже окружающих зданий. Где же это город будущего, каким он казался с высоты?

Отвращение. Мне знается, что я в каком-то кино. Вспоминается, был фильм о будущем. В нем Земля стала перенаселенной. Люди начали жить в каких-то хибарах, в смоге, дыме, мусоре, а сами больше похожи были на оборванцев. Однако были и другие люди. Они жили на Луне. Их дома были образцом роскоши и достатка, их мир – был миром высоких технологий, без болезней, бед и несчастий. Здесь в Бангкоке этот фильм ожил перед моими глазами, я оказалась в нем.

Улицы Бангкока
Улицы Бангкока
Растерянность. Я ничего не понимаю. Я не знаю, куда идти. На карте можно выделить какие-то ориентиры – большой магазин или храм, но здесь, на земле их не видно, поскольку проклятые палатки заградили все. Сотни людей сносят меня с ног, пытаясь протолкнуться. Я замечаю лестницу – это пешеходный переход над дорогой. Целый пешеходный мост, поднимающийся над автострадой. Это мое спасение. Я поднимаюсь на этот переход. С высоты видно намного лучше. Внизу остались проклятые палатки. Но где я? Все эти здания, совсем не то, что мне нужно. Куда теперь идти? Я растеряна.

Радость. Вдруг вдали я замечаю пункт назначения – торговый центр Siam Discovery. Там есть фуд-корты с едой на все вкусы, магазины и даже океанариум. Теперь я знаю, куда идти. Какая радость!

Симпатия. Все эти путешествия пробудили безумный аппетит, поэтому я направляюсь в фуд-корт. При входе нужно зарегистрировать карточку, на которую положить определенную сумму средств. Потом ты ходишь между рядами ресторанчиков и кафе, которые предлагают в твоем присутствии пожарить рыбу, приготовить рис или налить миску тайского супа, здесь же предлагают любимые тайцами яйца с еще не вылупившимися цыплятами и жареных кузнечиков. Однако с меня съедобных экспериментов хватит. Я беру рис с курятиной и мороженое со вкусом зеленого чая на десерт. Свободным оказывается лишь один стул за столиком, где сидит симпатичная молодая тайка. Ее зовут Фан. Ей 25. И она училась в Лондоне (вот откуда у нее хороший английский). Фан очень интересная собеседница. За обедом мы успеваем познакомиться и обменяться контактами. Фан советует, куда стоит пойти и что увидеть, а еще, где лучше шопинговать.

Беспокойство. Время пробежало быстро, и мне нужно возвращаться в отель. Я опять оказываюсь на улице. Здесь так же много людей, не понятно куда идти, а ко всему еще и темно. Я выхожу на дорогу и беру тук-тук. Разобраться в этой темноте куда идти – кажется нереальным. Пусть лучше отвезут.

Страх. Водитель тук-тука, как потом оказалось, по обычному для всех тук-тукеров порядку, разворачивается через две сплошных полосы на многополосной дороге. Это притом, что по моим оценкам, ехать быстрее километров 50 этот транспорт просто не может. Мы едва не врезаемся в такси, когда выезжаем на встречную. И я теряю способность говорить. А беззаботный водитель что-то напевает и сворачивает с основной дороги в какие-то улицы. «Это жилой квартал», — сообщает он мне. Очевидно, хочет сократить путь. До сих пор, не отошедшая от разворота я оказываюсь в каком-то переулке, где по обе стороны теснятся хибары с жестяными крышами. Кто-то выходит из дверей и выплескивает на дорогу ведро какой-то дряни.

Отвращение. Чем глубже мы въезжаем в этот квартал, тем сильнее чувствуется вонь. Смесь запахов какой-то еды, курева, пота, и… мочи. Я пытаюсь не вдыхать, но все равно чувствую, как лицо становится зеленым, а к горлу подбирается рвотный рефлекс.

Автомобильная развязка Бангкока
Автомобильная развязка Бангкока
Жалость. Я опять оказываюсь в отеле. Лифтер в ярко-синем пиджаке вызывает для меня лифт, а затем, широко улыбнувшись, говорит что-то приятное вслед. Я в своем номере. Становлюсь у большого панорамного окна, и впервые вижу не футуристические дорожные развязки, не метро, которое здесь ходит на третьем этаже над землей и зовется skytrains, и даже не поражающие воображение небоскребы. Я впервые вижу земной Бангкок, с маленькими вонючими улицами, там внизу, с людьми, сидящими на тротуаре, и просто там что-то жарят, с хибарками, которые кажется развалятся под натиском первого тропического дождя. И мне становится жаль тайцев, тех жителей разбитых хибар, тех муравьев этого, 15-ти миллионного мегаполиса.

Гнев. На следующее утро я беру такси, чтобы добраться до Королевского Дворца и увидеть прекрасные храмные комплексы. Но водитель не спешит отвезти меня к месту назначения. Сначала он везет в один магазин и очень просит туда хотя бы зайти, потом в другой. Оказывается, что между владельцами магазинов и водителями такси есть договоренность: за каждого привезенного в магазин покупателя водитель получает 5 литров бензина. Я не совсем понимаю такую кооперацию, ведь бензин водитель получает не в зависимости от того, приобретет что-то турист или нет. Но уже после третьего магазина мое терпение взрывается: я не могу ездить только по магазинам. Конечно, я понимаю, у него семья и нужно что-то заработать, но и я не кролик в клетке. Поняв, что коммерции больше не выйдет, водитель высаживает меня даже без расчета (свое он заработал на бензине) и уезжает.

Улицы Бангкока
Улицы Бангкока
Я решаю переправиться на другой берег на пароме. Теперь уже другой коммерсант заявляет, что переправа стоит 1500 бат. Это дорого (доллар = 32 бата). Я понимаю, что меня хотят обмануть, и вежливо отказываюсь от такой переправы. Коммерсант не скрывает свой гнев и грубым ругательством выгоняет меня из порта. Я хочу объяснить ему, что это не его частная собственность, и я имею полное право быть здесь, чтобы подождать другую лодку, но сразу же понимаю, что другая лодка меня просто не возьмет на борт. Здесь все договорено, здесь во всех коммерция. У испанцев, которые только что с переправы, я узнаю, что им она стоила 400 бат. Что за дискриминация? Выясняется, здесь принято считать, что «русские туристы» тупые и богатые. Меня это безумно гневит. И я даже не знаю, что меня зацепило больше: или этот уже второй за день коммерсант, который дерзнул нагло со мной разговаривать, или это отношение ко мне как к тупому существу. Невежды и мошенники. Как выяснилось, в действительности переправиться через реку Чаупхрая, стоит всего 3 бата. А моя история – это не единственный случай, а системная практика. Туристов дурят, обманывают, как нигде в мире, а кроме того, еще и за людей не считают. Что еще возмутительнее, в своей неспособности нормально высказываться на английском, эти нахалы все же находят силы посылать всех отборным матом. Гнев переполняет меня.

Отчаяние. Уже середина дня. Становится очень жарко. Кажется, тело пылает. Я иду по какой-то улице в поисках честного такси. Хочу воды. Мои ноги отекли. А Королевский Дворец остается до сих пор недосягаемым. Пытаюсь взять тук-тук, потом такси. Но каждый раз, когда я говорю водителю, что знаю об их афере с магазинами, но готова заплатить, чтобы он отвез меня конкретно из точки А в точку Б – он отказывается ехать. Поездка стоит меньше, чем то, что он заработает на бензин от магазина. Наконец я договариваюсь с каким-то таксистом: минимальная цена, но с заездом в один магазин. Я еду в такси и думаю: «Ну, какого черта ты сама пошла в этот город? Чего не купила экскурсию у тур фирмы, переплатив при этом, как делают все нормальные туристы? Зачем тебе все эти приключения? Мало того, что до сих пор не доехала куда нужно, так еще и должна терпеть все эти возмутительные выпады в свою сторону от этих коммерсантов. И не дай Бог с ними спорить или тем более скандалить. Ты тут бесправна. Полиция на их стороне. И вообще, не приведи Господи иметь дело с местной полицией. Обычно для туристов это заканчивается плачевно.

Враждебность. Наконец я стою перед входом в Королевский Дворец. Все эти люди, которые продают воду, зонтики, сдают в аренду скромную одежду, чтобы можно было зайти в храмы на территории, все эти полицейские, охранники, билетеры вызывают у меня враждебное отношение. Кажется, все они хотят меня обмануть, на мне нажиться и вообще только и ждут, чтобы нецензурно обо мне высказаться, когда я откажусь отвечать их представлению о тупом туристе.

Экстаз. Королевский Дворец. Ват Пхра Кео поражает своим величием. Храм Изумрудного Будды переполнен верующими. Я оказалась в сказке. Это целый комплекс храмов, разных зданий удивительной формы, и собственно сам дворец. При входе во внутренний двор стоят огромные деревянные фигуры монстров. Они вырезаны и расписаны вручную. Стены храмов тоже расписаны. На них нет ни одного не украшенного сантиметра. Расписано и раскрашено все: от крыши до оконных рам, дверей, стен, колон. Я теряю способность думать, говорить, слышать. Я могу только видеть. Эта красота затмила все дворцы мира, эта роскошь обесценила все богатства в дереве, стекле и мраморе. Разувшись (а входить в буддийский храм можно только босиком), я тихо вхожу в Храм Изумрудного Будды.

Запах лотосов дурманит меня. И то ли этот запах, то ли неописуемая красота, вокруг вынуждает опуститься на колени. Внутренние стены отделаны расписным шелком. На этих стенах целые легенды в картинках. А на золотой горе, там, где бы в нашей церкви был алтарь, в окружении запаха ароматических палочек, свежих цветов и молитв буддистов, в подножии этого высокого золотого постамента, стоит маленькая статуя Будды, изготовленная из чистого изумруда. В Храме Изумрудного Будды фотографировать, к сожалению, запрещено.

Кажется, эта статуя светится. Падает ли это так красиво свет из окон, украшенных роскошными витражами? Верующие сидят в позе лотоса, или просто на коленях (главное здесь подобрать стопы под себя, чтобы не указывать ногами в сторону Будды). Они молятся. Возлагают цветы и зажигают ароматические палочки. А я сижу среди них очарованная, разглядывая то стены, то витражи, то Изумрудного Будду на золотом постаменте.

Я сижу долго, не в состоянии выйти. По-видимому, люди думают, что медитирую (а медитация, это тоже такая религиозная практика у буддистов). Наконец, я выхожу из Храма. После этого, еще долго разглядываю окружающие здания. Это какие-то мегапозитивные эмоции невероятной силы. Это просто экстаз.

Озадачивание. Еще один день я трачу на шопинг. Торговых центров множество. Siam Paragon – один из самых дорогих. Витрины магазинов Louis Vuitton, Dior, Chanel, похожи на музейные выставки. Искусство отделки витрин поражает. Разнообразие товаров от лучших мировых брендов тоже. МВК – совсем другая торговая площадь. В этом торговом центре можно купить подделки всех дорогих брендов, а также вещи от местного производителя. Все по приемлемой цене. А еще в Бангкоке легко можно приобрести корейскую и японскую косметику; удивительные натуральные маски, стойкую к жаре и влаге декоративку. Я точно хочу купить тайскую зубную пасту (слышала о ней лесные отзывы) и тигровый бальзам (это местные лекарства от всех болячек), а еще мне нужна пудра и популярные тайские тальки и дезодоранты. А еще хочу шелковый платок (местный шелк просто прекрасен) и натуральные штаны в местном стиле. Белье. Здесь такое яркое белье, что даст фору по красочности даже купальникам. И брендовые футболки тоже нужны – лето приближается. А еще подарки родным… глаза разбегаются. Что же выбрать?

Приязнь. Тхай значит свобода. А свою землю тайцы называют – Пратхет Тхай – страна свободы. Это мой последний вечер свободы. Этой ночью я улетаю домой. Я опять в небольшом автобусе. В аэропорт меня отвозит тайка лет тридцати. Она всю дорогу рассказывает мне о тайской зарплате (в среднем 300 дол. в месяц), медицине (здесь она платная и довольно дорогая) и кредитах на покупку жилья.

Я узнаю, что проценты по кредиту низкие, поэтому почти все его берут, чтобы приобрести собственное жилье. А еще узнаю, что квартира в 25-35 кв. м. считается достаточной для небольшой семьи (это меня немного шокирует, поскольку в моем понимании, это всего одна комната). Потом оказывается, что в Таиланде государство не платит пенсию, поэтому люди откладывают средства на старость еще с молодости. Дальше мы едем мимо каких-то супермаркетов, и тайка высказывает предположение: «Чего стало так много этих магазинов? Они дорогие, и не лучше, чем рынки. Это все туристы. Они почему-то думают, что если, например, фрукты лежат на земле рынка – то это грязно, а если на полке в магазине – то это чисто. И переплачивают за ту «чистоту». Вот странные… А ты?».

«А что я?» — переспрашиваю у нее. «Ты тоже думаешь, что если фрукты стоят на земле вдоль дороги, то они грязные?» — она спрашивает так серьезно, словно от моего ответа может зависеть будущее всех рынков или магазинов. Я только улыбаюсь в ответ и пожимаю плечами.

Мы возле аэропорта. Тайка деловито пытается поднять мой чемодан (хочет знать вес). Она такая смешная и непосредственная, что я поневоле начинаю ей улыбаться.

«Ну, все. Долго лететь?»
«Десять часов», — отвечаю я.
«Долго, тебе понравиться Бангкок?», — как-то вдумчиво протягивает тайка, которая, по-видимому, никуда так далеко не летала.
Перед глазами появляются хибары, грязные улицы, дым и вонь; потом нахальные коммерсанты; дальше — огромные магазины и Храм Изумрудного Будды, Дворцовый комплекс неземной красоты. При упоминании о том величии, я инстинктивно задерживаю дыхание, а затем, улыбнувшись так широко, как могут только тайцы, говорю: «Да, я обязательно вернусь сюда». И я не вру. Это город тысячи эмоций: его нельзя просто любить, так же, как и нельзя просто ненавидеть. С ним не бывает просто. Но Бангкок не оставляет никого безразличным, поэтому сюда охота вернуться.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс